Ладожское озеро зимой

0
82

Ладожское озеро — одно из крупнейших пресноводных озер Европы. Оно располагается в северо-западной части России. Карельский (северный) берег озера лежит на Балтийском кристаллическом щите, он обрывистый и скалистый. Южный берег, находящийся в Ленинградской области, состоит из осадочных пород. Берег полого уходит под воду, формируя песчаные мели и пляжи. Образовывалось озеро несколько тысячелетий таянием ледника. Этим можно объяснить рельеф Ладожского дна, его глубин.

По Ладоге «рассыпаны» острова, их более 660. На севере озера — ладожские шхеры, будто ожерелье из череды скалистых островов, разделенных узкими проливами.Для меня уникальность Ладожского озера кроется в масштабности дикой природы. Россыпь островов, змейки проливов и заливов, разноразмерные озёра внутри островов, скальные возвышенности, берега, обдуваемые яростными ветрами с открытых вод, — всё это для меня неизведанный край, полный открытий.
Зимой 2016 года я открыл для себя зимнюю Ладогу, особенно художественную, необычную, новую. Оказалось, ее мало снимали в это время года. Первые мои зимние работы были сняты в морозы до -30, льды покрывали бухты и заливы, незамёрзшая вода дымилась, и иней покрывал деревья. Было сложно: очень холодно, опасно ходить по молодому льду, тяжело по глубокому снегу. Но красота и необычность того, что я видел, вдохновляли меня! Не раз и не два возвращался я к этой суровой Ладожской красоте.
Зимняя Ладога богата разнообразием пейзажей: это и аскетичные виды, с каменными берегами, покрытыми льдом и снегом, с серым небом и одинокими сосенками, и огромные скальные массивы с острыми выступами и заваленные буреломом, на вершине которых высятся величественные сосны, и могучие волны, накрывающие, будто топором вырубленные льдины, у песчаных и каменных берегов, и бездонное северное небо, сквозь тугие тучи которого прорываются лучи холодного солнца, и гранитные чаши зеркальных озер.

А на рассвете от восходящего солнца расцветает небо, окрашивая своим сиянием и снег, и тёмные пятна незамерзших Ладожских вод, так рождается красочная поэзия этих мест. Я обычно стараюсь встречать зори и рассветы в уже проверенном месте, заранее изученном, выстраивая композиции своих работ так, чтобы цвет неба, восходящее солнце, отражение в воде и на льдинах, блики, световые пятна и тени, всё это складывалось в одно целое — в полотно пейзажа. И именно на зимних шхерах Ладоги, передо мной открывается великое многообразие композиций, созданное природой, истории цвета и света. Всё это стремительно меняется, каждую минуту то освещается солнцем, то затихает, то вновь подсвечивается, но мягко, когда солнце закрыто облаками и тучами.

В эти моменты наполняешься вдохновением, энергией, жаждой всё успеть и ничего не упустить. Поймать момент, когда золотой свет закатного солнца накрывает склон острова, где сосны в пушистом одеянии замерли под зарождающим серебристым месяцем. И я спешу туда, практически бегу.

Приходится надевать маску, чтобы защитить лицо. 30 градусный мороз и почти 100% сырость напоминают, что можно переохладиться. Постоянный ледяной ветер с открытой Ладоги, порывы которого достигают иногда до 14 метров в секунду, продувают насквозь. Чтобы защититься, я тщательно выбираю одежду и одежду и обувь, подходящую для долгих пеших походов на морозе. С опытом я понял, как важно брать запасные вещи, обязательно иметь сменную одежду. К слову, у меня в рюкзаке есть разные шапки: непродуваемая, защищающая от сильного ветра, очень теплая — для стоянок и более легкая, надеваю ее во время съемки.
Быстро передвигаясь по зимним шхерам, важно помнить про опасность больших полыней около островов, их глубина иногда достигает от 2 до 11 метров. Вода в таких местах замерзает в последнюю очередь, это происходит из-за ее постоянного движения. Полыньи могут быть: открытые; затянутые легкой снежной коркой; закрытые ненадежным тонким льдом. Часто такие участки почти незаметны. В спешке велика опасность попасть в такую полынью и уйти под воду. У меня был случай, когда я так окунулся вместе с фототехникой.

На крутой бок острова, покрытый коркой льда, приходится забираться с разбега, хватаясь руками за ледяные выступы.

Когда я впервые взбирался на остров высотой всего-то 2 метра, мне понадобилось 25 минут, тогда я хотел захватить передний план — фактурный снежный покров, с узорами и линиями, оставленными ветром.

С опытом приходить ловкость. Взобравшись на остров, на коленях продвигаюсь дальше от края обрыва и в спешке иду к точке съемки. Глубину снега приходится проверять треккинговой палкой. Так можно обезопаситься от невидимых глазу трещин в толще острова, они бывают разные: можно провалиться по грудь, но опаснее по колено во время быстрого движения — легко вывихнуть или сломать ноги. Заранее днем я уже был здесь и присмотрел самые интересные участки бухт, островки, сосны необычной формы, подходящие по композиции. Легче примечать это свежим взглядом без спешки в спокойную пасмурную погоду, тогда внимание не отвлекает яркость красок, и можно вдумчиво искать композиции и истории, которые постороннему зрителю на фотографии будет интересно рассматривать, путешествовать взглядом по кадру.
В награду за приложенные усилия природа дарит мне Ладожскую зимнюю сказку.

Если повезет оказаться в нужном месте в нужное время, после сильных морозов, можно увидеть удивительные ледяные скульптуры.

На границе льда и незамерзших вод Ладоги, когда ветер гонит сильные волны и брызги воды попадают на края каменных берегов, прибрежные глыбы и даже на ветви деревьев, образуются причудливые наплывы и застывают на морозе. Такие сюжеты интересны, но их очень сложно сфотографировать. Чтобы захватить в кадр эту красоту, нужно оказаться напротив острова, там, где вода. В таких непростых случаях я спускаюсь к подножью острова. Как правило, там бывают небольшие каменные «карнизы» шириной от 90 до 200 см, которые резко уходят вниз под воду. В морозы на них образуется наледь, и, несмотря на то, что беспокойные воды Ладоги постоянно размывают лед, карнизы довольно скользкие. Спустившись, я нахожу самый широкий карниз и отхожу от живописного берегового обрыва, насколько это возможно, — приходится заходить в воду примерно по колено к самому краю карниза, мне позволяют так делать непромокаемые зимние сапоги. Безусловно, это очень малое расстояние для съемки, всего-то 2 метра. Обледенелый скальный берег нависает над головой, у ног —каменистый карниз. Хочется снять это одним кадром, но нет физической возможности это сделать. Даже используя объектив с фокусным расстоянием в 17 мм, у меня получается захватить только отдельные части пейзажа: или лёд, или низ скалы, или заснеженные деревья наверху острова. Тогда я обращаюсь к любимому стилю съемки — двух- и трехъярусные панорамы. Первым ярусом захватывается только низ: скала-карниз, вода, волны, отражение в воде. Выходит от 5 до 12 кадров, всё зависит от задуманного сюжета. Второй ярус, составляющий столько же кадров: вверх и то, что передо мной — живописная ледяная стена-скала.

По обыкновению, снимаю так, чтобы захватить весь остров. Слишком вытянутые композиции кадрирую при обработке панорам, или оставляю весь остров, чтобы показать масштаб. Это сложный стиль съёмки. С помощью фотошопа все кадры необходимо будет собрать в единое полотно. Не имея опыта, придется повозиться. К тому же, если во время съемки будут допущены ошибки, собрать панораму в фотошопе будет невозможно. Благодаря пятилетней практике съемки в таком стиле я научился учитывать все нюансы, но время от времени ошибки случаются и у меня, особенно в спешке и сложных условиях. Поэтому своим ученикам я рекомендую, всегда делать запасные дубли.

Панорамный стиль съемки всегда привлекал меня именно возможностью захвата большого пространства, окружающего меня. Создается эффект будто видишь весь пейзаж со стороны, раскрывается масштаб, который невозможно уместить в один кадр. Мне кажется, панорама местности, открывающаяся зрителю в таких работах, позволяет «побродить взглядом», получается эдакое мини-путешествие.
Безусловно, при такой съемке не избежать и побочных эффектов, таких как: искажение переднего плана, когда при разворачивании прямого берега получается изгиб; «эффект двух солнц» (самое популярное зрительское замечание, по моему опыту), когда солнце, например, расположено в кадре слева, а освещенный солнцем бок острова — справа. На мой взгляд, бывают случаи, когда эти моменты оправданы — пейзаж выглядит цельным полотном, при кадрировании которого элегантность и изящество композиции теряются и исчезают.

В съемке на зимней Ладоге есть много сложностей, большинство из них требуют опыта, осторожности и концентрации внимания. Тем, кто никогда не был на Ладоге зимой, и тем более тем, кто вообще никогда не был на Ладоге, я рекомендую отправляться туда только с опытным провожатым. Участились случаи, когда ко мне обращаются фотографы, не имеющие опыта зимних походов, чтобы узнать координаты мест, где я проводил съемки, и отправиться туда самостоятельно. Я не даю четких координат и не рекомендую идти на поиски в одиночку. Мои маршруты бывают весьма сложными.
Походы по зимней Ладоге всегда сопряжены с опасностью для здоровья и жизни!


Автор: Фёдор Лашков



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here