Громкая история с изнасилованием 17-летней девушки на студенческой вечеринке, за которое жителю Ульяновска дали 8 лет тюрьмы, стала одной из самых обсуждаемых в сети. Все, включая саму жертву и ее отца, считают наказание чрезмерно суровым, к тому же многие полагают, что решение суда несправедливо. Журналисты решили разобраться в подробностях этого дела и встретились с самой жертвой изнасилования и другими участниками той вечеринки.

«Жертва»

17-летняя Диана беседует с нами в тёмном переулке Ульяновска. Свет от фонаря освещает чёрное каре, накладные ресницы, слишком яркий, почти взрослый макияж. Девушка шмыгает носом и тараторит ответы, как хорошо выученный билет на экзамене.
Шаблонные фразы уголовного дела из уст подростка выглядят довольно нелепо:
— В результате его действий я ударилась об стену и разбила губу. Он держал меня за руки и пытался вступить со мной в половой контакт…

 

Заставлять Диану вспоминать историю изнасилования в подробностях нет надобности. Девочка чётко отвечает и без вопросов. Видимо, сказываются десятки допросов, через которые ей пришлось пройти.
Правда, вместе с деталями всплывают и неточности. Диана, вспоминая подробности вечеринки, которая закончилась изнасилованием, путается. Впрочем, неточности можно объяснить: тогда она была пьяна и помнит всё отрывками, как во сне.
В тот вечер Диана приехала в загородный коттедж в незнакомую компанию. На столе из напитков кроме водки и пива ничего не было. По её словам, она решила выпить «чего покрепче» — чтобы развеселиться и побороть смущение.
— Я знаю, что у меня больной желудок. Но это ведь день рождения. Не пить — это неуважение к имениннику. Поэтому я выпила, и выпила больше своей нормы.
Несколько стопок — и Диана уже своя в чужой компании. Симпатичную новенькую заметил Сергей Семёнов. 20-летний юноша, студент-второкурсник, подсел поближе к Диане. За разговором и парой выкуренных сигарет последовали поцелуи. А затем и отдельная комната на втором этаже дома.
На этом месте Диана перестаёт торопиться и говорит с большими паузами.
— Он зашёл за мной, закрыл дверь на крючок и толкнул меня на кровать. Он держал меня руками, я начала сопротивляться, оказывать какие-то действия. И он ударил меня ладонью по лицу. Ворочал меня в разные стороны…
Тем времени на тумбочке разрывался телефон. Мама, папа — звонили по очереди. Диана не могла поднять трубку: она то засыпала, то просыпалась. От выпитого её то и дело выворачивало наизнанку.
При этом она отчётливо помнит, что Сергей «вступил с ней половой контакт» повторно. Когда Диана очнулась в очередной раз, на себе она увидела уже другого молодого человека — звали Саша, фамилию девочка не запомнила.
Диана подробно и откровенно рассказывает, как начала с ним целоваться, но до секса почему-то не дошло. Саша просто ответил на очередной звонок её родителей, объяснил им, как добраться до коттеджа, и ушёл.
В отличие от Дианы, те, кто был на вечеринке, рассказывают про историю с изнасилованием по-другому.
— Она приехала одной из последних. Неадекватная какая-то девчонка. Пила, и прилично пила. Потом песни орала, — рассказывает Марат.
По его словам, девушка начала сама приставать к парням.
— Мы потом уехали, а когда вернулись, там уже была полиция. Нас тоже забрали в полицию. Начали допрашивать. Меня сразу в отделении полиции спросили: «Ты про изнасилование знаешь чего-нибудь?» Я говорю, нет, не знаю ничего. Ну и потом меня отпустили.
Полицию вызвал отец Дианы, который и настоял, чтобы она написала заявление.

Отец Дианы

Крохотная комната в общежитии Ульяновска. Алексей, отец, сжимает руки в кулаки и сквозь зубы твердит: «Я знаю, что она трудный ребёнок. Я устал с ней бороться. Она не ангел, но уже ничего не исправить». И это ещё большой вопрос, что приносит ему больше страданий: разговоры о судьбе парня, сидящего за решёткой, или о поведении дочери.
Алексей за Дианой приехал сразу же после того, как они с женой узнали адрес дома, где проходит вечеринка. Уставший, после смены, а тут его девочка — в таком состоянии.

Со слов отца, в машину Диана села уже с разбитой губой и кровью на белом свитере: дело рук Семёнова. Участники вечеринки позже, на суде, будут утверждать, что отец не сдержался и сам ударил дочь.
Выслушать версию Серёжи возможности нет. Он — в тюрьме. Суд в итоге приговорил его к 8 годам лишения свободы за изнасилование несовершеннолетней Дианы. А второго, Сашу, который тоже был в постели с девушкой, отпустили. «Он пытался, но у него не получилось, и он ушёл» — объясняет Диана.
«Состава преступления просто не было», — добавляет отец. Незавершённая попытка заняться сексом преступлением не является. Так считают отец и дочь.

Мать Сергея

Ольга, мать Сергея Семёнова, приглашает в комнату сына и оправдывается: удобства только на улице. В селе Новочеремшанске — это в 200 км по заснеженным дорогам от Ульяновска — она работает учительницей начальных классов. Аккуратная укладка, полное отсутствие макияжа и белый воротничок.
Рядом с Ольгой стопка учебников, наверху — Евангелие. Его Сергей читал, пока был под домашним арестом. Рядом на столе — зелёная папка. В ней — грамоты за активное участие в жизни класса, за отличные успехи, за победу в весёлых стартах. Эту папку мать всегда носила в суд, хотела доказать, что её сын — не маньяк и не насильник.

— Когда мы домой приехали, он на колени передо мной упал: «Прости меня, пожалуйста. Я тебе такое горе принёс!» Но я знаю, что он этого не делал, не делал!
Эту фразу Ольга заканчивает в слезах. Потом быстро приходит в себя, резким движением смахивает слезу и натягивает вежливую улыбку. В том, что «он этого не делал», мать не сомневается и после приговора.
Уверенности в правоте Ольге придают друзья Сергея. Узнав, что съёмочная группа приехала к матери, они все приходят в дом — «рассказать правду». За дверью своей очереди ждут 15 девушек и парней — бывшие одноклассники, друзья и просто знакомые.

— Он добрый, активный, отзывчивый, он не поступил бы так. Мы как только услышали эту историю, сразу отказались верить, — говорит один из товарищей Сергея.
— Нет, он не смог бы так сделать. Когда мы только узнали, мы сразу не поверили. Нет, он бы не смог. Эта девушка написала заявление из-за денег. Ведь у неё недавно была уже такая ситуация, тоже парень пострадал. Он её тоже «изнасиловал». Сергей второй у неё такой, — вторит одна из подруг.
Третий прямо обвиняет «потерпевшую» и её родителей:
— Диана и её родители занимались шантажом. Просили миллион рублей за отказ от показаний. И Серёжа не первый, кто «изнасиловал» Диану.
Доказательств шантажа как таковых нет. Но история со вторым «насильником» действительно была.
Без труда находим «преступника» — три года назад Влад получил «за Диану» условный срок. Молодой человек работает на стройке в Ульяновске.

— Познакомились с Дианой в компании общих знакомых, ей было тогда 14. Сначала мы просто с ней очень долго общались. Она пыталась меня добиться.
Влад несколько раз повторяет: именно Диана была инициатором общения и встреч. Верим с трудом, пока он не показывает свою переписку с ней. Вот несколько цитат 14-летней девочки: «Го переспим?», «Тебе нужен секс — мне нужен секс», «Почему ты не хочешь трахаться?»

Эти «отношения» Дианы и Влада длились недолго, парень просто перестал общаться с девушкой. А та вместе с родителями написала на молодого человека заявление. Суд — и Влад попадёт под ту же статью. Правда, в отличие от Серёжи, получит год условно.

Диана оказалась сильной не по годам девочкой. После изнасилования у неё получается улыбаться и делиться своим настроением с подписчиками в соцсетях.

Спустя всего несколько дней после злополучной вечеринки в Сеть попадёт видео. Машина, внутри четверо молодых людей. За рулём — парень Дианы, который только что вернулся из армии, Диана всё-таки дождалась. На заднем сиденье — друзья. А на пассажирском — сама потерпевшая с телефоном в руках. Смеётся, двигается в ритм под музыку.

В конце интервью спрашиваем её: «Что бы ты хотела сказать Серёже и его родителям?» Девочка снова шмыгает носом и почти шепчет:
— 8 лет — это слишком много. Я хотела его наказать, но не так сурово. Условного было бы достаточно.
Жалеет Серёжу даже отец Дианы. Признаёт, что мальчик — жертва обстоятельств: алкоголь, шумная компания и его непутёвая дочь.
Свою девочку он сегодня в случившемся винит не меньше, чем приговорённого к 8 годам парня. Правда, тому от сочувствия не легче — он уже на зоне, и если не будет пересмотра приговора или условно-досрочного освобождения, то выйдет через 7 лет. Тем временем мать Серёжи нанимает на свою учительскую зарплату ещё одного адвоката, подаёт апелляцию. А ещё надеется на общественное мнение: пишет и распространяет петиции с просьбой о пересмотре дела.



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here