История одного памятника в Чертаново

20

Я живу в Чертаново, но до прошлой недели не знал этой истории сорок первого года. Нет, военную историю своего района знаю: рядом с моим домом, в Битцевском лесопарке, ещё видны окопы. Могу показать место, где стояла зенитная батарея. Примерно могу показать, где в 1812 году гусары и казаки разбили четыре полка французской кавалерии (хотя что там смотреть, среди панельных многоэтажек). Но вот именно этой истории не знал. История памятника взята отсюда: http://chertanoved.msk.ru/monuments.shtml
Ночью 12 октября 1941 года экипаж в составе командира Юрия Петровича Тихомирова, штурмана Алексея Яковлевича Ончурова, стрелка-радиста Павла Алексеевича Вороны получил приказ бомбить танки врага в районе Юхнова. Летчики летели на самолёте СБ-2 и принадлежали 173-му авиаполку 77 АД ВВС КА, который базировался на Остафьевском аэродроме (южнее Бутово). Погода была нелетной, высота облачности 300 м, дождь со снегом, видимость ограничена. Но экипаж выполнил задание и разбомбили вражеские танки. От зенитного огня противника самолет сильно пострадал. Внутри кабины или рядом разорвался снаряд, осколками которого был убит штурман Алексей Ончуров. Тяжело раненый пилот Юрий Тихомиров сумел развернуть горящий самолет и над Варшавским шоссе повел его в Остафьево. Связь с экипажем прервалась после того, как стрелок-радист Павел Ворона сообщил, что самолет горит. Не сумев приземлиться в Остафьеве, горящий двухмоторный самолет в крутом пике врезался в землю на краю учебного аэродрома в Чертаново. Курсанты сбили пламя, обнаружили тела двух летчиков. Передняя кабина глубоко ушла в землю, и извлечь тело штурмана не смогли. Школа в тот момент переводилась на новое место дислокации, и на опустевшем аэродроме не было техники, необходимой для этого. По полетному заданию, найденному в планшете командира, тогда же установили состав и имена членов экипажа. Тела Юрия Тихомирова и Павла Вороны отправили в тыл для захоронения. Комиссар 2 й эскадрильи Сергеев написал донесение о случившемся в штаб ВВС. Где захоронены летчики неизвестно.

В 1968 году между первым и вторым корпусами дома номер 10 по Кировоградской улице тянули кабель. Ковш экскаватора извлёк кусок металлической обшивки самолёта с ясно различимой красной звездой. Далее из земли достали два авиадвигателя, бортовые пулемёты, искорёженные винты, личные вещи лётчиков и останки одного из членов экипажа. Следопыты зюзинской школы № 629 по названию завода-изготовителя и номерам двигателей, а также дате выпуска винтов установили имена членов погибшего экипажа.
На месте гибели самолёта в 1970 году был установлен обелиск с именами героев, а 1 октября 1971 года у здания школы № 629 (Большая Юшуньская ул., 14) был открыт памятник «Защитникам московского неба».

9 мая 1995 года стараниями поэта-фронтовика Анатолия Цветкова, другими членами Совета Ветеранов — В.И. Бахтина и Л. И. Раппопорта, а также супрефекта муниципального района Е.И. Муленкова, между домами 10-1 и 10-2 по Кировоградской улице был открыт мемориал памяти. Авторы памятника — скульптор А.М. Рылеев и архитектор М.И. Судаков. Он представляет из себя поставленное вертикально металлическое крыло самолёта с красной звездой и обелиск с мемориальной доской, рассказывающей о героическом экипаже, и вторым покорёженным винтом СБ. Памятник был включен в Государственный список памятников истории и культуры г.Москвы под названием «Учебный аэродром (фрагмент) в Чертаново».
С годами обелиск несколько утратил былую свежесть, поэтому управа и районный Совет ветеранов Чертанова Северного решили к 22 июня 2006 года отреставрировать памятник и добавить новую гранитную плиту. Нужда в ней возникла благодаря поисковикам, которым удалось найти фотографию командира экипажа Юрия Тихомирова. Теперь на гранитной плите два портрета — Юрия Тихомирова и Алексея Ончурова. Фотографии Павла Вороны не сохранилось даже в архивах.

Экипаж:
— командир звена, пилот, лейтенант Юрий Петрович Тихомиров (1919 (род. в г.Куйбышев));
— стрелок-бомбардир-наблюдатель, лейтенант Алексей Яковлевич Ончуров (1918 (род. в деревне Немовщина Свечинского района Кировской области));
— стрелок-радист, сержант Павел Александрович Ворона (1919-(место рождения неизвестно)).

Им было по 22-23 года. История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново Раньше я бывал возле памятника, но, проходя по своим делам, особого внимания не уделял. Помню что один раз постоял, посмотрел – и пошёл дальше. Много видел похожих памятников.
Недавно заметил, что моя дочка что-то очень задумчива. Спросил, не случилось ли чего? Дочка рассказала, что были с мамой по каким-то делам в том месте. Посмотрели памятник, пошли дальше. Дома дочка заинтересовалась, полезла в интернет и узнала эту историю. Я не удивился: мы стараемся развивать в ней интерес к истории страны, города, района. И тут девятилетний человечек ошарашил меня:

— Я понимаю что командир не мог прыгнуть с парашютом, он был ранен. А почему не прыгнул Ворона? Ведь мог. И командир наверняка приказывал прыгать.
— Мог, конечно.
— А знаешь почему не прыгнул? Потому что товарищей не бросают, даже если могут умереть. Вместе взлетели – вместе и сели. Или упали.
Я похвалил её, ведь дойти в девять лет своим умом до мысли, что своих не бросают даже ценой собственной жизни – дорогого стоит.
Мы пытались выстроить тот вылет, в меру своих скромных познаний о действиях лётчиков. Получили задание, техники подготовили машину, оружейники загрузили бомбы (бомбовая нагрузка 600 кг. – сколько было тех бомб?). Взлетели. Пересекли линию фронта, видимость плохая. Определили цель, зашли на неё – сброс. Легли на обратный курс… И попадание снаряда… Дальше почти по прямой пилот вёл горящую машину. Уже на подлёте к аэродрому лётчик умер или потерял сознание, может двигатели отказали. Потерявшая управление машина врезалась в землю. Стрелок-радист – что он мог сделать? Вот и всё: даже красивое кино не снимешь – просто, буднично, страшно… А чуть позже, уже вечером, она ошарашила меня ещё раз:
— Знаешь, они просто делали свою работу – защищали Родину. Делали хорошо. И поэтому стали героями, хотя никакого громкого подвига не совершили.

Эта история не оставляла мою дочку несколько дней. Она очень переживала, что нет фотографии Павла Вороны, что ничего о нём неизвестно. Искала в интернете… Ничего. Только страничка на сайте Бессмертного полка, где пустая картинка… да ещё и с неправильной униформой…

И знаете: а я доволен. Доволен тем, что всё это она узнала самостоятельно, что война моей девочке открылась во всей своей беспощадной реальности и что война, любая война, для неё теперь не станет набором парадных красивых громких фраз и ярких картинок.

Специально не стал делать пост к дате, 12 октября. Подумал: может кто из прочитавших москвичей заедет, если будет рядом. Или двенадцатого вспомнит про этих людей. Просто вспомнит: им ведь теперь большего и не надо. История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново История одного памятника в Чертаново

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь